Волжская Болгария | Культура Руси

Культура Руси

Торговля и строительство в Волжской Болгарии

Серебряные проволочные височные кольца с бусинами и шейное ожерелье. Бывшая Казанская губерния, с. Альметьево. XI – начало XIII в. ГИМ.

Серебряные проволочные височные кольца с бусинами и шейное ожерелье. Бывшая Казанская губерния, с. Альметьево. XI – начало XIII в. ГИМ.

Богатство и процветание Волжской Болгарии во многом зависели от успешной торговли, которую вели болгарские купцы со странами Востока, Запада и северными народами. Известным торговым центром был Болгар, располо­женный на берегу Волги. Сюда приплывали купечес­кие корабли и приходили караваны для совершения крупных сделок. Арабский автор ал-Мукаддаси привёл обширный список товаров, вывозимых из Волжской Болгарии через Хорезм: «меха: собольи, беличьи, горностаевы, куньи и лесных куниц, лисьи, бобровые; зайцы, козьи шкуры, воск, стрелы, крупная рыба, шапки, белужий клей, рыбьи кости, бобровая струя, юфть, мёд, орехи, барсы [гончие собаки], мечи, кольчуги, славянские невольники, овцы, рогатый скот». Интересно, что особо отмечены такие продукты, как белужий клей и бобровая струя — пахучая жидкость, выделяемая железами у основания хвоста бобра. Белужий клей при­менялся, в частности, для склейки луков, а из бобровой струи делали духи и дорогое мыло (как и ныне).

Болгарские меха славились на всём Востоке, многие авторы отмечали, что они самые тёплые. Бобр и куница добыва­лись в самой Болгарии и поступали из Руси. Земли буртасов славились чернобурыми лисицами. Собольи и горно­стаевые шкурки болгарские купцы вывозили из северных земель, населённых народами вису и йура (возможно, весь и югра). Торговля с ними была меновой, для чего исполь­зовались ножи, гарпуны, другие железные изделия, одежда, соль. Болгары, получая от такого обмена хорошую при­быль, стремились не допустить в эти земли прочих купцов. Поэтому они не разрешали народам вису и йура приезжать в Болгар, а среди иноземных купцов распространяли слухи о дикости и жестокости северных народов.

Для торговли с развитыми странами Востока в ход шли арабские и персидские дирхемы. С X в. в Волжской Болгарии начали чеканить собственную монету. Болгарские дирхемы имели широкое хождение наряду с монетами иных государств.

Являясь посредниками в торговле между Западом и Востоком, болгарские купцы основывали торгово-ремесленные фак­тории, часто удалённые от центра, например в Пермском крае и в дельте Волги (городище Самосделка, Астрахан­ская область). Здесь обнаружены остатки большого города (площадь около 2 кв. км), построенного на острове, со всех сторон окружённого протоками Волги. Город возник в на­чале X в. или, возможно, в конце IX в. и просуществовал до золотоордынского времени. (Это открытие полностью изменило представления о развитии всего Волго-Каспийского региона, так как прежде считалось, что города появи­лись на Нижней Волге только в золотоордынское время.) В слоях X в. здесь найдено круглое в плане юртообразное жилище. Пол его был заглублён в землю и выстлан досками, по краям котлована воткнуты деревянные жерди, образовы­вавшие коническую крышу с перекры­тием из камыша и глиняной обмазки. У входа, под полом, были положены два бараньих альчика. Традиция заклады­вать альчики в качестве оберега у порога в юрту существовала у многих кочевых народов. Альчик у тюрок являлся симво­лом скотоводства, благополучия, богат­ства. Он служил оберегом, талисманом, обрядовым предметом. (Монголы закапы­вают альчик с последом ребёнка под поро­гом при рождении мальчика.)

Другие постройки этого времени были турлучными. Позднее, в XI—XIII вв., дома строились из сырца и обожжённого кир­пича. Поражает обилие кирпичных построек, явно принадлежавших простым горожа­нам. Кирпич, использовавшийся для возве­дения стен и внутренних конструкций, весь был различного формата, битый и со следами старого рас­твора — вероятно, горожане разбирали для своих нужд какие-то монументальные кирпичные постройки более ран­него периода. Дома домонгольского времени были неболь­шими, рассчитанными на одну семью. Вдоль стен в них делались узкие скамьи — суфы, стенки которых складыва­лись из обломков тех же кирпичей, а середина забивалась землёй. Сверху вся эта конструкция обмазывалась глиной. Отапливались жилища при помощи очагов или тандыров — круглых печек, служивших также для выпечки лепё­шек. В некоторых домах от печек отходили горизонтальные дымоходы — каны. Дым из печей, проходя по каналам кана, дополнительно обогревал помещение.

В одном из таких домов рядом с тандыром обнаружен «сервиз» на одну персону — горшочек с крышкой, а рядом — кув­шинчик для напитка. Там же в углу найден своеобразный «кладик»: в маленькой ямке очень плотно лежали 48 альчиков с насечками — набор для игры.

Самосдельское городище являлось крупным центром ремеслен­ного производства. Здесь выплавлялись железо и медь, раз­вивалось стеклоделие. Поистине огромного размаха достигло керамическое производство. Керамика поражает обилием форм и способов декора. Гончарная посуда — красноглиняная хорошего обжига, часто с лощением и ангобом, несом­ненно сделана болгарскими мастерами непосредственно на месте. Масштабы этого производства позволяют говорить о тесных связях Самосдельского городища с Волжской Бол­гарией в X—XII вв. и о наличии значительного количества болгар среди местного населения. Грубая лепная керамика из плохо промешенного теста — горшки, котлы, сковороды, кружки, крышки горшков и тандыров, украшенные разно­образным орнаментом с помощью ногтей и пальцев, нако­лов камышинкой и полой косточкой, отпечатков зубчатого штампа, — произведена гузами.

Неизвестно, как назывался город на месте Самосделки в X в., однако в XII в. многие восточные авторы и русские лето­писи упоминают Саксин, расположенный в низовьях Волги. Арабский путешественник андалусского происхождения Абу Хамид ал-Гарнати, проживший там около 20 лет, писал: «Саксин — это город гузов, однако в нём проживают и бул­гары, у которых здесь есть свой квартал и своя соборная мечеть». Вероятно, Саксин находился именно здесь.

Болгарам удалось отбить натиск монголо-татар, появившихся у границ Волжской Болгарии в 1223 г. после битвы на Калке. Но ей пришлось первой в 1236 г. принять удар полчищ Батыя, мстившего за непокорность.

Города Волжской Болгарии

Среди болгарских украшений довольно многочисленны серебряные кованые перстни с массивным шестиугольным щитком, покрытым гравировкой в виде стилизованного трилистника и чернью; изредка встречаются изображения птиц. Бывшая Казанская губерния, сёла Болгары и Альметьево. XI - начало XIII в. ГИМ.

Среди болгарских украшений довольно многочисленны серебряные кованые перстни с массивным шестиугольным щитком, покрытым гравировкой в виде стилизованного трилистника и чернью; изредка встречаются изображения птиц. Бывшая Казанская губерния, сёла Болгары и Альметьево. XI - начало XIII в. ГИМ.

Болгарские города были хорошо укреплены. Их окружали две линии валов, между кото­рыми находился ров. На внутреннем валу стояли деревянные стены из двух рядов срубов (ширина до 4 м). Внешний вал усиливали частоколом из заострённых брёвен. Ров также утыкали заточенными кольями. Для защиты южных рубежей госу­дарства на границе его была сооружена система из крепостей и валов с двусторонними рвами.

Основным занятием населения было земледелие. «Болгаре — народ земледельческий и возделывают всякого рода зем­ледельческий хлеб, как то: пшеницу, ячмень, просо и дру­гие», — отмечал Ибн Руста. Зерно хранили в специально вырытых ямах грушевидной формы. Ибн Фадлан писал, что пшеница у болгар «скверная», потому что земля здесь «вонючая» (т. е. чернозём), и зерно быстро пор­тится. Создав государство в Поволжье, болгары, в недав­нем прошлом — кочевники, полностью перешли к оседлой жизни и питались в основном не мясной, а растительной пищей. Пили они берёзовый сок, напитки из ячменя, проса, мёда и совершенно не употребляли кумыс, столь любимый большинством тюркских народов. Применяя передовую тогда паровую систему земледелия, болгары выращивали на тучных чернозёмах столько зерна, что вывозили его в дру­гие страны. Во время страшного голода 1024 г., случивше­гося в Суздальской земле, русичи ездили к болгарам и по­купали у них хлеб, чем спаслись от верной смерти. «И бе мятеж велик и глад по всей земле той… Идоша по Волзе все люди в Болгары, и привезоша пшеницу и жито, и тако от того ожиша», — сказано об этих событиях в Тверской летописи.

Ценные сведения о городах Волжской Болгарии, в том числе и о Болгаре, дают арабские авторы, в частности ал-Балхи (X в.): «Булгар — имя страны, жители которой исповедуют ислам, и имя города, в котором находится главная мечеть. Недалеко от этого города лежит другой город Сивар [Сувар], где также находится главная мечеть. Мусульманский про­поведник сказал, что число жителей обоих городов прости­рается до 10 ООО человек. Дома деревянные и служат зим­ними жилищами; летом же жители расходятся по войлочным юртам». Археологические данные полностью подтверждают это сообщение. При раскопках были найдены деревянные квадратные срубы с деревянными полами и подпольем, где находились ямы для хранения зерна, близ одной из стен сто­яла глинобитная печь. Существовали и турлучные постройки со стенами из плетня, обмазанными глиной, и плоскими кры­шами, тоже обмазанными. Все эти жилища использовались в основном зимой. Летом же большинство волжских болгар переселялись в юрты. В арабских источниках упоминается, что царь болгар также сидит в «шатре», который отличается только тем, что богато убран.

С X в. болгарская знать стала возводить более монументальные постройки, во многом напоминавшие обычные дома горо­жан. Такой богатый дом — двухэтажное здание с несколь­кими кубическими пристройками и башней — открыт на городище Сувар. К домонгольскому времени относится ещё одно сооружение, выделяющееся по своей архитектуре. Это Чёртова цитадель Елабужского городища. Она представ­ляла собой четырёхугольник со сторонами около 20 мет­ров с четырьмя круглыми башнями (диаметр около 6 м) по углам и полубашнями между ними. Цитадель Елабужского городища напоминает укрепление Плиска на Дунае, являв­шееся резиденцией ханов Дунайской Болгарии.

С распространением в Волжской Болгарии ислама началось возведение мечетей, минаретов и мав­золеев. Большинство из них относится к золотоордынскому времени, но на Билярском городище открыли остатки большой мечети с минаретом более раннего периода. Пер­воначально она была деревянной с башнями в виде округлых срубов по углам. Крышу её поддерживали деревянные столбы. Впоследствии мечеть расширили за счёт каменной пристройки. Зал новой мечети был раз­делён на нефы 24 колоннами. Общая площадь этого гран­диозного сооружения составляла более 2000 квадратных метров. К комплексу мечети относилось здание с подполь­ным отоплением, вероятнее всего служившее общественной баней. (В мусульманских обрядах важное значение при­даётся омовениям, потому в странах Востока бани часто соседствуют с мечетями.) Ещё одна подобная баня стояла в другой части городища. Обе они имели мужское и жен­ское отделения. На Востоке бани служат и своеобразными клубами. Присутствие их в Биляре показывает, что мусульманство влияло не только на идеологию.

Ремесла в Волжской Болгарии

Глиняный кувшин-кружка болгарского типа. Астраханская область, городище Самосделка. ХI-ХII вв. АГОИАМЗ.

Глиняный кувшин-кружка болгарского типа. Астраханская область, городище Самосделка. ХI-ХII вв. АГОИАМЗ.

В Волжской Болгарии быстро развивались различные виды ремёсел: гончарное, железоделательное, бронзолитейное, юве­лирное, косторезное и другие. Так, если в керамическом производстве X в. доля лепной керамики в городах дости­гала 20 %, а в сельских поселениях — 40 — 60 %, то к концу XII в. гончарная посуда, выпуск которой постоянно рос, постепенно вытеснила лепную; её доля уже не превышала 8,5—10 % даже на селе. Болгарская гончарная посуда пора­жает совершенством, практической целесообразностью форм и тщательностью отделки поверхности. Она произ­водилась опытными мастерами на гончарном круге, лощи­лась, что характерно для местной керамики, и обжигалась в особых горнах, устройство которых позволяло изменять температуру обжига и приток кислорода. Формы посуды очень разнообразны и вместе с тем чётко определены: кув­шины, кринки, миски, чаши, блюда, горшки, корчаги и т. д. Прекрасная болгарская гончарная керамика пользовалась спросом не только внутри страны, но и за её пределами; она оказала заметное влияние на керамическое производство в соседних странах.

Золотое кованое височное трёхбусинное кольцо с подвесками, украшенное зернью. Кольца гнулись из круглого дрота, на который насаживались желудевидные бусины. XI — начало XII в. ГИМ.

Золотое кованое височное трёхбусинное кольцо с подвесками, украшенное зернью. Кольца гнулись из круглого дрота, на который насаживались желудевидные бусины. XI — начало XII в. ГИМ.

Также высоко для своего времени были развиты у болгар метал­лургия и металлообработка чёрного металла, меди и её спла­вов. Местные мастера кроме качественного железа умели производить сталь, получать различные сплавы на основе меди. Цветной металл — и прежде всего листовая медь и её сплавы — шёл на изготовление котлов, кумганов, чаш, ков­шей, а также всевозможных украшений и предметов туа­лета. Своеобразной визитной карточкой культуры Волж­ской Болгарии являются небольшие медные замочки в виде лошадок, бычков, барашков.

Ярким своеобразием отличались произведения болгарских ювелиров: височные кольца, шейные гривны и ожерелья, подвески, перстни, браслеты, детали украшений поясных и сбруйных ремней и пр. Большинство из них поставля­лось на рынок, но немало изделий выполнялось и на заказ. Таковы исключительно болгарские золотые и серебряные височные кольца и шейные ожерелья с желудевидными бусинами, пластинчатые перстни с гравированным орна­ментом и чернью. Самыми сложными являлись височные кольца с подвесками и фигуркой уточки внутри кольца. Они производят яркое впечатление тщательностью отделки мель­чайшей зернью и чрезвычайно тонкой сканью. Эти укра­шения с полным правом относят к шедеврам ювелирного искусства. Трёхбусинные височные кольца дополнялись шейными цепочками с подвесками из желудевидных бусин. О том, что эти украшения составляли единый комплект, свидетельствуют их совместные находки в некоторых бол­гарских кладах. Ещё один ансамбль украшений, также пред­ставленный в кладах, включает шейные гривны и браслеты ажурного витья. Техника изготовления одинакова: их сви­вали из шести волочёных проволок, что прида­вало изделиям ажурность. Находят их только на территории Волжской Болгарии.

Волжская Болгария

Железный наконечник стрелы. XIII в. Музей археологии Исторического факультета МГУ.

Железный наконечник стрелы. XIII в. Музей археологии Исторического факультета МГУ.

Одним из крупнейших феодальных государств Восточной Европы средневекового периода являлась Волжская Болгария, сыг­равшая важную роль в истории народов Среднего Повол­жья и Прикамья в X — начале XV в.  Своё название это госу­дарство получило от тюркоязычных болгарских племён, обитавших ранее в приазовских степях, а затем откочевав­ших в VIII в. после распада болгарского племенного союза, известного под именем Великая Болгария, в Волго-Камье, издавна заселённое финно-уграми. В 60-х гг. Х в., после разгрома Хазарии русским князем Святославом, болгар­ские племена, находившиеся в подчинении у хазар, также переселились на Волгу.

Наряду с болгарами с востока в эти же земли активно продвига­лись угорские племена. Особенно значительны были потоки угров во второй трети IX в. и в конце X в., что связано с пришествием в Европу сначала печенегов, а затем половцев. Тесное взаимодействие пришлых болгарских и угорских племён и местного финского населения породило этнос и культуру волжских болгар. Среди разноплеменного населения широко распространился тюркский язык.

Государство Волжская Болгария, окончательно сложившееся в X в., занимало выгодное географическое положение: оби­лие плодородных земель и пастбищ, близкие залежи желез­ных и медных руд, пересечение сухопутных и водных торговых путей — всё это способствовало развитию земледелия, скотоводства, ремесла, торговли, возникновению и росту городов. Основным источником, характеризующим эконо­мику и культуру Волжской Болгарии, является археологиче­ский материал — к настоящему времени изучено несколько сотен болгарских городищ и селищ, что позволяет обстоя­тельно восстановить историю этой страны.

Время существования волжско-болгарской культуры чётко делится на два основных периода — домонгольский (X — нача­ло XIII в.) и золотоордынский (XIII — начало XV в.). В домонгольский период произошло объединение волго-камских племён в единое государство, успешно развивалась его эко­номика, появлялись города. Наиболее крупными из них уже в X в. были Болгар, Биляр, Сувар, Ошель, Жукотин. До XI в. столицей Волжской Болгарии являлся Болгар. В XI в. из-за участившихся набегов русских войск, неоднократно разо­рявших и сжигавших его, столица была перенесена в Биляр, называвшийся в письменных источниках того время Великим городом. После монгольского нашествия столицей вновь стал Болгар. Он неоднократно упоминался в трудах восточных авторов X в. Так, Ахмед ибн Фадлан, будучи секретарём баг­дадского посольства в 922 г., посетивший этот город, описы­вал Болгар как место пребывания местного царя и как крупный постоянно действующий рынок.

Багдадское посольство халифа ал-Муктадира прибыло на Волгу по просьбе болгарского царя Альмуса ибн Шилки Балтавара  «для наставления… в законах ислама» и строительства мечети. С этого времени ислам утвердился как государ­ственная религия Волжской Болгарии. Переход от язы­чества к единобожию способствовал укреплению власти знати и ускорил объединение подчинённых племён.